• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:36 

Сегодня мне предстояло важное дело— получить в МИФИ бумажку, подписать ее, оплатить, подписать снова и отнести в отдел кадров, где ее подпишут еще раз и выдадут мне, наконец, опостылевшие документы. Однако, проснувшись, решил подзарядиться серией Зе Оффиса, и в итоге приехал вместо двух в три, как это обычно и бывает. Охранник-якут на КПП долго рассматривал мой пропуск и наконец, хитро прищурившись (может, показалось?), спросил меня:
—Неметь что ли?
—Что?— не понял я.
—Ты неметь что ли?
—Вроде того,— осторожно удовлетворил я любознательность нацмена. Он наконец вернул мне паспорт, и я прошел внутрь.

С третьего раза получив бумажку там, где надо, я пошел в корпус К. Корпус К— это достопримечательность МИФИ. Корпус К— это высокая, по меркам МИФИ, совершенно прямоугольная башня, окрашенная в цвет "желтого дома". Прямоугольных форм в ней столько, что, глядя на нее, вспоминаешь об упаковке на 10 яиц или унылопромышленном центре. Наверху видны антенны. Башня состоит из 14 или 15 высоких четырехметровых этажей. Бастион К навевает такую тоску, что его вид заставляет меня задуматься о том, сколько несчастных задротов-математиков, отчаявшись сдать праки, лабы, курсу или физру, шагнули оттуда кривыми ножками в мятых брючках и потертых туфлях навстречу физически логичному небытию. Как-то раз той весной я, Гриша и Миша вылезли на крышу корпуса К. Пршлось делать это осторожно, потому что лезть куда не просят на режимном объекте— задача непростая и чреватая. В том числе, как оказалось, и физическими травмами. Поднявшись хуйнадцать этажей по лестнице, нам пришлось осторожно проскользнуть мимо механиков на чердак. Чердак высокий и весь в трубах. А трубы все в стекловате. По виду это напоминает мне заставку "трубопровод" в ранних вериях Windows, только колется. По этим трубам надо карабкаться на маленькую железную площадку. На ней стоит прислоненная к стене хлипкая самодельная лесенка из досок, ведущая к маленькому, не в мой размер, окошку. Через это окошко ты и протискиваешься на крышу. На крыше здорово. Дует ветер, качает прикрепленную к трансцендентному шпинделю болтами антенну Билайна. В накрышном помещении мы нашли кучу перегоревших лампочек и сыграли ими в футбол на интерес, какая дольше продержится. Долго не продержалась никакая. Лучше всего— лежать на разогретой солнцем битумной крыше, смотреть в небо и курить и болтать о том о сём. Некоторым, чье имя я не открою (Грише), понравилось справлять нужду с высоты 65 метров. Надо отметить, что никого из нас троих в МИФИ больше нет.
Однако я отвлекся. Я был не прочь пройти в корпус К, потому что он располагал еще одной достопримечательностью— лифтами, и я намеревался воспользоваться одним из них, чтобы подняться на 5 этаж. Все 6 лифтов располагаются в отдельном зале в конце холла. Три и более из них всегда не ходят, а к стене приклеен скотчем график работы. 6.45-22.45 и по выходным что-то там. Над дверями каждого лифта— экранчик из красных газовых трубочек, показывающий этаж. Внутри лифт почти такой же, какие есть в квадратных 16-этажных домах с большими балконами— со всех сторон отделан шпоном, только панель с кнопками другая, этакий совковый футуризьм 70-х, с моей любимой кнопкой закрывания дверей, и экранчик, опять же. Выйдя на 5-м этаже, я попал в лапы совковому реализьму 70-х. 515 кабинет пустовал, зато в 514 нашлась женщина, колторая неохотно приняла меня, попыталась войти в некое "турбо", не преуспела в этом, в результате чего мы отправились-таки в 515 кабинет, где она долго распечатывала мне какую-то сложную справку, подписала, выдала мне, сказала бежать предупредить кассиршу напротив зеркала вон там, что принесу оплачивать, а потом бежать подпичывать вон туда в конец коридора. Кассирша злобно зыркнула на меня и сказала, что инкассацию уже сдает и ничего принимать не будет. Я побежал плакаться женщине из 514, она, выслушав, сказала с видом врача, обнаружившего у меня рак мозга в 4-й стадии, что ай, как же это плохо, я сказал, что подпишу завтра, на что она ответила, что бумага выдана сегодняшним числом, и если увидят завтра, что сегодняшним, то поднимут скандал, и что она должна забрать ее, и что завтра приходите.

Несолоно хлебавши, я поплелся назад. Погода, впрочем, была чудная, только жаркая. Остановившись у лотка с "австрийскими", я попросил бойкого иностранца внутри дать мне холодный липтон. Иностранец изчез, а через пару секунд поставил на прилавок банку липтона с приклееной к открывашке ярко-бирюзовой жвачкой.
—А можно без жвачки?— попросил я.
—А, без жвачки,— дежурным голосом сказал продавец и через десять секунд грохнул о прилавок новой банкой, оторвал от старой жвачку и резким движением бросил через окошко, попав в меня.

Отличная погода. Просто преступление в такую погоду быть одному.

00:56 

Пишет Wood_fuck(Shoy-goo):
06.07.2009 в 00:19


Подал документы на филфак МГУ. Лингвистика, лингвокриминалистика и сербско-хорватские [;)] На самом деле, ни черта я туда не поступлю. Очень обидно, хотя бы потому, что мое отставание увеличивается на год.

22:28 

Табачные гиганты.

Я удивляюсь рекламе Camel.
Если натуральный вкус возвращается, значит, он куда-то уходил.

22:50 

Тропический град

Теплый поздний вечер. На черном небе едва досвечивает темно-синяя полоска. Значит, там Запад. На небе яркими точками крест, сверкает месяц. Почти половина. Далеко, за пологим холмом, город. С этого холма виден едва. Нет в городе огней. Только иногда почудится глазу в темноте тусклый огонек. Показалось. А может и впрямь неосторожно зажгли фонарь в крытой хибарке- не дом, а так, барак.
А на холме не тихо. Мечутся огни, светлые как брезент формы, приглушенные крики. В темноте кажется, что тел и нет вовсе, одни костюмы. Бренчат фляжки и сталь на ремнях за спинами.
На горе стоит черный человек. Смотрит в даль, на город, на закатную полоску. Толстые губы сжаты немного. большие крылья носа распущены, нюхают воздух На голове- берет. Ждет чего-то.
На склоне холма- огромная машина, черным на синем заката. В небо глядит аккуратной связкой труб.
А природа- ни звука. ни дуновения ветерка. Затаилось. Мало ли кто встретится ночью в семи градусах от Экватора.
Гортанный окрик, и формы разбегаются, прячутся. Человек поворачивается и уходит куда-то вглубь отлогого ската. Суетливая тишина воцаряется на холме.
Несколько секунд- и её разрывает вой, свист, с оглушительным ревом уходят вверх, в пряное африканское небо, сияющие снопы. Ушли все. и вновь тишина. А человек уже стоит и смотрит на полоску индиго, туда, где далеко, над холмом, тем, где город, вспыхивают зарева. губы его чуть растянуты. Нос ходит, нюхает смерть.

@настроение: веселое

@темы: 40-зарядная установка залпового огня "Град", калибр 122 мм.

16:10 

О скитаньях вечных

Я стоял на Тушинской возле подозрительной палатки "Евро-донер", где смуглый повар в безукоризненно белом халате и гигиенических перчатках меланхолично ковырял в носу, изредка тыкая пальцем мясо на гриле, курил и думал, где я посеял из кармана пачку сигарет. Все-таки карманы дурацкие у меня. А если бы кошелек потерял? или студак? или паспорт? Легко отделался...
Тут ко мне направился седой усатый старик, одетый не по жаре в синее пальто третьей чистоты, с палочкой, большими седыми усами и рваной ожзамовой обувью на ногах. Старик заговорил голосом Леонова и с паузами Леонова:
-Молодой человек.
-А?
- Шнурок завяжите. На правом ботинке. А то не заметишь. Споткнешься, упадешь.
-Спасибо.
Он помялся.
-Помоги больному пенсионеру.- перешел он к делу- Чем сможешь.
Я вынул из кармана кофты кошелек и стыдливо протянул ему десятку.
-И кошелек тут не держи. В джинсы положи, под задницу.
-(улыбка)
-Спасибо большое. Храни тебя Господь.- сказал старик и стал удаляться.
-Да что вы- смущенно пробормотал я
-Здоровье береги.- вернулся старик. Кури поменьше.- и переместился к урне, в которую какой-то жлоб только кинул большой бычок.

21:49 

Суббота- день ебучий

День сучий

22:09 

ПРОЕБАЛ, ПРОЕБАЛ, ПРОЕБАЛ!!!!!!

говорят, лучший концерт Ау за последние много лет!!!! ДР ТЧК!!!!! Я ВСЕ ЭТО ПРОЕБАЛ ИЗ-ЗА СВОЕЙ ВЕЧНОЙ ПРИВЫЧКИ К РАЗДОЛБАЙСТВУ!!!!!

ПОЙДУ ПОВЕШУСЬ

19:03 

Репка. Пьеса для японского театра "Кабуки"

Декорации: торчащая прямо из сцены большая зелёная ботва.
Реквизит: японский меч.

На сцену выбегает Дедка с висящим на поясе японским мечом и застывает в эффектной позе.

Дедка: - Ага! Ты выросла! Пора тебя рубить! И императору отдать твою листву!

Мелкими японскими шагами выходит Бабка.

Бабка: - Зачем листву? А что там в глубине?

Дедка: - Там в глубине лишь океан.

Бабка: - А выше?

Дедка: - А выше - только небо!

Бабка: - Мне всё ясно. Опять ты перебрал сакэ!

Дедка: - Не брал я! Не суй свой нос в нунчаки нинзи, гейша!

Бабка: - Клянусь Тойотой! Ниже, под листвою, есть спелый плод, что репой мы зовём!

Дедка: - Зовёте репой вы лицо мужское!

Бабка: - Тогда лишь, если спит мужчина в хе!

Дедка: - Так что ж за репа, если не мужская?

Бабка: - То спелый плод, дающий пропитанье для всей семьи.

Дедка: - А как же император?

Бабка: - А императору мы отдадим вершки. Возьми же и достань за листья репу.

Дедка берётся за листья, по-японски тужится, но не может выдернуть репу.

Дедка: - А ну-ка сзади обхвати меня!

Бабка: - С тобой мы так не делали ни разу!

Пытаются вытянуть репу.

Дедка: - Вот это репа!

Бабка: - Сзади мне не видно.

Дедка: - Потянем!

Бабка: - Нет, давай наоборот. Ты встанешь сзади, боком к Фудзияме.

Тянут, но ничего не получается.

Дедка: - А ну зови детей!

Бабка: - У нас их нет!

Дедка: - А внуки?

Бабка: - Внучка есть. И жучка с кошкой.

Дедка: - Зови их всех. Не зря же мы их кормим!

Бабка: - (кричит) Скорее все сюда! (прикладывая ухо к земле) Уже идут.

Входят Внучка, Жучка и Кошка.

Дедка: - А кто из вас тут кто?

Внучка: - Я - ваша внучка!

Дедка: - (к Жучке) А это - кошка?

Жучка: - (язвительно) Нет, я тамагочи!

Дедка: - Оно и видно. Батарейка села.

Кошка: - Ну а чего же ждать от "Дюраселла"?

Дедка: - Отставить разговоры! Дело есть! Хватайте-ка меня...

Внучка: - За что?

Дедка: - За дело! Взялись за дело! (ВНУЧКЕ) Ты берись за бабку!

Втроём пытаются вытащить репу, но безуспешно.

Бабка: - Зачем я трёх звала? Чтоб два смотрели, как мы тут враскоряку тянем репу?

Дедка: - Эй, тамагочи! Ухвати-ка внучку!

Жучка: - Я - Жучка!

Бабка: - Хорошо, что не Сердючка!

Дедка: - Потянем!

Тянут вчетвером - безрезультатно.

Внучка: - Потянули - толку нету!

Дедка: - Та-ак! Что-то здесь неладно!

Кошка: - Что-то с репой?

Бабка: - Ага! Вот ты и выдала себя! Давай вставай-ка Жучке в хвост...

Внучка: - И в гриву!

Жучка: - А внучка остроумная у вас!

Дедка: - Готовы все?

Кошка: - Смотря к чему...

Бабка: - Готовы!

Дедка: - Тогда потянем!

Тянут впятером. Никакого эффекта.

Дедка: - Эх, ещё чуть-чуть бы! Кого-нибудь ещё!

Бабка: - Шестого - нету!

Внучка: - Что, нет совсем? В Японии нас пять?

Кошка: - Есть император...

Жучка: - Он не согласится.

Бабка: - Хотя ботву отдать ему хотели.

Дедка: - Ботва всё это! В смысле - всё ему!

Бабка: - А ну-ка, дай мне саблю, мой супруг!

Дедка оторопело отдаёт БАБКЕ саблю.

Кошка: - О, мяу!

Жучка: - Нет, гав-гав!

Внучка: - Не надо, баба!

Бабка одним взмахом срубает ботву репы.

Дедка: - Сошла с ума ты, клуша... то есть, гейша! Я харакири всем с перитонитом сейчас устрою! Как теперь мы репу добудем нам на пропитанье всем?

Бабка: - Чего орёшь, как нинзя из якудзы? Нам стоит подождать землетрясенья, которые бывают здесь нередко...

Кошка и Жучка шепчутся между собой.

Кошка: - А я не помню...

Жучка: - Как? А Нагасаки?

Бабка: - Разверзнется земля. Потом сожмётся, и нашу репу выдавит наверх!

Внучка: - Поймаем мы её?

Бабка: - И в дом оттащим!

Дедка: - Вначале - императору ботву!

16:53 

Чесать языком

Очень долго тупил над аватаром.
vkontakte.ru/profile.php?id=17684355

15:15 

Крепость Изенгард на востоке Средиземья принадлежала некогда Изе Сарумштейну, богатому старику с мерзким характером и длинными, совершенно белыми волосами, за что его иногда называли Сарумштейном Белым. Он поседел, когда в семидесятых в Иране во время буйных антиизраильских выступлений разъяренная толпа мусульман на его глазах сожгла пять американских долларов

13:54 

Накрытие

1.)Накрытие пиздой.
Вчера, выйдя на Каширской, я прошел мимо лежащего субъекта. Субъект мужского пола, в очках, интеллигентного вида, лежал и накрывался пиздой. Вокруг него толпилась скорая помощь и люди без определённой специальности. Услышал обрывок фразы-"...Я, как увидела, сразу скорую вызвала..." по фразе подумал - может, очередной говеный сериал?
2.)Накрытие плана- Г. в понедельник сказал, что все так цвело, что запалили АСАВы и вынесли почти все. Счастливый огородник отделался тяжелым шоком.
3.)Накрытие сальвией.
Накрывает!!!
4.)Накрытие Explorera. Explorer- накрылся. Ошибка на ошибке, оной погоняет. Хожу через Firefox. Вот, кстати, ролик, славящий Firefox:
vkontakte.ru/video19079337_77745811?add=1

10:12 

Сон

Сначала какая-то беготня, связанная то ли с лицеем, то ли с чем... Не помню. Потом мы на каких-то зеленых, поросших уютным лесом, в общем- уютных ,как это бывает во снах, холмах, думаем расхерачить бутылку "Старой Москвы".
Но видим- едет машина, а им не понравится, что мы тут стекло бьем. Потом эта машина, и вообще вся холмная(лесная?) операция превратились в захват власти- из машины "выросли" люди в форме с мегафонами. Я уже на крыше, то ли на верхнем этаже большого здания, светло-серого. Мне надо срочно выбираться. А снизу молдаванин, который по-русски не понимает, я ему говорю- помоги- а он мне в ответ- Kak че? Я ему говорю -помоги, а он -Как че?\
Потом я понял, что Как че- это по-молдавски-спускайся на сетке. Хватаю такую строительную сетку, типа реставрационной- и скольжу вниз. Простискиваюсь в узкое окно, и вот я стою в комнате. Там уже два моих собутыльника). На стуле сидит Ельцин. Хочется пить. Тут я понимаю, что бутылку энергетика я оставил на холмах, или на крыше, когда спускался, выложил. А мы чето такое говорим что все, уже теперь тебе, Боря, не попрыгать. Что новая власть. Я грю- чето пить охота. Он- ох, давайте я тоже водички выпью. Выходим в коридор и первая дверь налево- коричневая современная обитая шпоном дверь. Ельцин открывает ее, входит. В комнате вальсируют два голых очень мускулистых, тяжелоатлетического сложения мужика. Один из них совершает ритмические движения тазом вперед-назад(ну, понятно). Ельцин хочеи пройти мимо, но один из мужиков, не прекращая танца, хватает его за шиворот и толкает к двери. Обескураженный Ельцин закрывает дверь.
Я, уже один, иду во вторую комнату. там Все красиво, разложена везде такими драпировками красная материя- сукно, шелк и такая штука, из которой когда-то делали одеяла. Синтетика, в общем. У стены слева кровать, а н кровати- красивая женщина с загорелым(во сне- индийским) лицом, в очках в роговой оправе. Я решил, что по праву победителя женщина эта достается мне, пока те не пришли. Присел на кровать, ласковыми движениями стал склонять ее к греху. Ей это не очень в один момент понравилось, а может, не хотела чтоб я уходил потому что в самый классный момент когда вот-вот прозвонил ебаный будильник.

17:39 

[двул'ик'иjанус]

В автобусе- женщина лет 48 говорит по телефону. Радостно щебечет:
-Ну, здорово! Заказываем пиццу! Ну хорошо, ждем. Хорошо. Ждем. Хорошо... Ждем! Ну давайте.
Сразу звонит.
-Але, Cвет? У меня для тебя две новости- хорошая и плохая. Какую тебе? Через сорок минут приезжает Галина Юрьевна. А хорошая- закажи пиццу.

16:16 

***

В комнате было темно, холодно и сыро. Высокий потолок пестрел рыжеватыми разводами и мокрыми пятнами. Из середины самого большого на гнилой черный, местами вывороченый паркет звучно капала вода. Треснувшие, заклеенные бумагой и замазкой, почти непрозрачные от толстого слоя пыли и грязи окна постоянно дребезжали от проходящих поездов.
Старик неожиданно проворно вскочил с кресла и бросился на меня. Открытый дряблый рот испускал неразборчивые шепелявые ругательства. Чёрные скрюченные пальцы схватили меня за горло и сжались. Я отбивался вполсилы, опасаясь ненароком убить несчастного.
-Я гово'иу!!! Я тебя виву!!!! Гово'иу увиву! Я убью тебя нахуй, водочник! Бвять!!!!- шипел старик, извернулся и плюнул мне в лицо гнилой слюной. Я разозлился и стукнул его кулаком под дых. Старик согнулся, упал и заелозил на боку в угол, задыхаясь и бормоча теперь совсем уж нечленораздельно.
Бледная как тень молодая женщина отделилась от стены, подола ко мне вплотную, обвила тонкими.ю прозрачными руками мою шею и поцеловала в губы. Дыхание её пахло разложением. Я понял, что здесь мне ничего не скажут.

16:28 

22:41 

cwse

Сходили на Воронова, потом пошел дождь. Я смотрел на родителей Коли и думал, как же им сейчас неловко.
Коля- высоченный.
Очень грустный конец дня.
Выйдя из метро, увидел, что снова афганочеченские ветераны поют свои промозглые песни у метро. Пройдя чуть дальше, увидел, как под ледяным моросящим дождиком на скамейке лежит закутавшаяся в рваную чертову кожанку фигура. К скамейке прислоненные два белоснежных костыля свеились в темноте бульвара. Это удар. Чуть поодаль сидел ничем не примечательный дедок, соверншенно один вечером на бульваре, рядом стояла бутылка "Балтики". Дедок раскуривал сигарету. Как же должно быть ужасно в жизни не повело человеку, если он дошел до такой жизни.
Дрма сраные гости, но это ладно.

17:49 

Блин, у меня не получается написать рассказик. Очень хороший, мне сегодня на ангеме в голову пришел сюжет.

20:41 

Мечта.

Сегодня я понял, что, придись моя юность на лихие двадцатые годы (или наоборот, придись лихие годы на мою юность), я бы не сплоховал, как паршивые интеллигенты.
Я бы взял винтовку Мосина и стал бы расстреливать врагов революции.
Всем от этого только польза.
Во-первых, врагов революции становится меньше.
А во-вторых- мне, борцу, почет и уважение.
Вот подходит, например, сессия.
Сижу я на экзамене, а напротив меня- профессор, сверлит меня взглядом, контра, и коварные вопросы задает.
А я к сессии неподготовленный, потому что целый семестр по болотам да полям ездил- работа моя такая.
-Давайте, говорит, зачетную книжку. А по лицу так и видать, что ничего мне не светит.
И вот я смотрю на этого профессора и кротко так у него осведомляюсь:
-А вы, чай, не враг ли революции? А может, вы специально меня на экзамене валите, чтобы трудовому пролетарскому народу черной костью гнить, а вам, значит, буржуям, на наших мозолистых поте и крови жить припеваючи?
И совсем другой книжкой у него перед носом- щелк!
Ну тут, он, гнида, бледнеет, губы трясутся, очки чуть на стол не падают, но зачет он мне кривясь таки ставит.
Или вот, например, прихожу я в поликлинику, справку взять для морфинного раствора.
У кабинета очередь, все лаются, как псы. Дети сопливые орут. Я корочкой щелкаю, все в стороны- знают, человек спешит исполнять слово и дело государственное.
Захожу без стука в кабинет- а там врачиха, старая такая, сразу видно, тех еще времен. Сажусь напротив, ногу на ногу, и мирно так говорю:
-Что-то меня кашель пробрал. Выпиши-ка мне, мамаша, солютио морфини.
А она мне в рот палочкой лезет, лоб щупает, в уши смотрит и шею мнет, да и говорит:
-Вам вовсе и не надо морфия, вот, смотрите, экстракт шалфея три раза в день...
Тут я, значит, вскакиваю, хватаю ее за ворот и говорю:
-Ах ты, сука реакционная, ты что, мировой пролетариат заморить хочешь? Хочешь, чтобы оплот государственности пополу корчился, а ваше жидовское отродье денежки считать и кокаинчик нюхать? Пиши, блядва, рецепт!
Ну, она, значит, ревет, руки дергаются, бланк комкает, но пишет, зараза!
Сую я в карман бумажонку, винтовку за плечи, дверь ногой захлопнул, иду-дышу.
Хорошо жить при советской власти!

17:05 

День так себе.
Просидел пару с Кириллом. Кирилл, местный панк, делал на фингерборде уолли через Демидовича.
На перемене я его позлил. Когда мы сидим и кто-нибудь просит салфетки, всегда спрашивает всех, кроме Кирилла. Кириллу это ужасно не нравится. Я хотел с ним подраться, и только я оставил попытки, он наконец завелся и стал меня колошматить. Я не был готов, А он занимался регби и боксом. Вот, он нанес мне удар в грудь, чуть повыше крыла. Ужас. теперь не могу нагружать руки. Сразу дико больно. Шею поворачивать далеко тоже не особо приятно. Но я выдержал натиск грязного неформала.
Вероятно, трещина. Щас поднимался с кресла,оперся руками- пиздец!!!!
Потом бегали. 8 кругов девочки, 10 кругов мальчики.
Я решил остановиться на варианте "гермафродит". со сломанной нгрудиной не очень чтобы приятно бегать.
Чувак закончил на круг раньше. При этом я минимум один раз обогнал его на круг. Он сказал, что семь кругов пробежал, три прошел.
Пусть считает себя мужиком, мне плевать.

21:03 

Метаморфозы, или необъяснимое.

1. Жил один человек на свете, жил себе, жил, и вдруг ка-ак стал голубым.
Ха-ха, вот потеха. То есть нет, мне до него решительно никакого дела. И не то чтобы я был против этих гомосеков. Но вот я просто лопаюсь от смеха., когда представляю себе, как но в ресторане под столом закатывает платье на ноге своей мадам, а через мгновение уже строит глазки симпатичному официанту. Посмотрел бы я на даму...
Впрочем, может, это и враки. С чего бы ему вдруг так решительно поменяться? Да и сам я его считайте, не знал, а народ в наше время болтает невесть что.

2. Жил-был на свете мальчик. Однажды в школе он услышал, что евреи- умная нация. Он пришел домой и спросил отца: "Пап, а почему все евреи- умные?" "Потому, что они Христа распяли"- ответил толерантный и начитанный отец. Но, спохватившись, прибавил: "А еще потому, что они занимаются".
И стал мальчик заниматься. И день и ночь. В школе пошли одни пятерки. Закончив школу с медалью, мальчик поступил в университет и так там учился, что преподаватели, глядя на его фамилию и недоумевая, спрашивали:
"А вы не сирота?"
"Никак нет"- отвечал мальчик. преподаватели смущались и спрашивали:
"А у матушки вашей какая была фамилия?"
"Буценко"- отвечал мальчик.
Преподаватели терялись и разводили руками.
В университете мальчик все время получал гранты, занимался по спецпрограмме с лучшими преподавателями, окончив университет с красным дипломом, он в 23 года защитил кандидатскую и пошел в докторантуру. Ему дали лабораторию и сделали старшим научным сотрудником.
Уже на 4-м курсе он стал замечать в себе изменения- волосы его, от природы прямые и русые, стали темнеть и пошли волной, голубые глаза запестрели карими точками, лицо вытянулось.
"Должно быть, от недоедания и постоянного гамма-излучения"- решил мальчик.
Однако к двадцати четырем годам волосы его почернели и завились, глаза стали окончательно карими, а на носу появилась характерная горбинка. Примерно три года назад я видел его и не узнал. С полгода назад он позвонил мне и, слегка картавя, испуганно сообщил, что нос стал горбатым, губы- тонкими, в глазах появилась тысячелетняя скорбь, а вид здорового широкоскулого украинского лица и звучание фамилии Потапенко вызывает у него необоснованные вспышки раздражения.
Недавно на улице ему уже набили морду ногами, а через неделю- пригласили на постоянную работу в Штаты, предложив попутно кафедру в местном университете. Он думает, стоит ли ехать. Я только дивлюсь- восьмой год пашу как вол на своем треклятом заводе и никакого просвета. Русскому на Руси жить тяжело. Видимо, и правда, пронырливость у евреев в крови.
Вчера я уже хотел набить ему морду.
Я не антисемит, я просто за равноправие.

Выдержка со стен сортира

главная